Сочинения по литературе
  Главная страница / История / Исторические деятели / Джузеппе Гарибальди /
 

Джузеппе Гарибальди



Джузеппе Гарибальди — знаменитый итальянский патриот, по происхождению генуэзец, родился 4 июля
1807 года в Ницце, в семье моряка. Гарибальди рано вступил на службу в сардинский флот, участвовал в заговоре
1834 года, закончившемся неудачным вторжением Мадзини (знаменитый итальянский революционер, член тайного
общества карбонариев) в Савойю, и должен был бежать во Францию. Приговоренный на родине к смерти, долгие
годы вел бродячий образ жизни, состоял на службе тунисского бея, в 1846 году предложил свои услуги южно-
американским республикам Рио-Гранде и Монтевидео и, сам, снарядив несколько кораблей, наводил, в качестве
начальника каперов, ужас на все бразильское побережье.
В 1848 году, когда в Верхней Италии вспыхнуло восстание против австрийцев, Гарибальди поспешил на
родину и с 54 товарищами по оружию высадился в Ницце; но первый счастливый период верхне-итальянской войны
уже миновал. Предложение Гарибальди сражаться под знаменами сардинского короля Карла-Альберта было
последним отвергнуто, а миланский комитет слишком поздно поручил Гарибальди организовать корпус волонтеров.
Располагая лишь корпусом численностью в 1500 человек, Гарибальди, после упорной борьбы, должен был уступить
численному превосходству австрийцев и перешел на швейцарскую территорию. Эта отчаянная настойчивость, во
время всеобщего упадка духа, сделала имя Гарибальди чрезвычайно популярным во всей Италии.
Сицилийцы предложили ему начальство в своей борьбе против неаполитанского короля Фердинанда II; но
Гарибальди был уже в Риме, куда привел (21 декабря) несколько сот своих приверженцев на помощь временному
правительству. Выбранный в римский парламент, он на первом же заседании, 5 февраля 1849 года, внес
предложение о провозглашении республики. После успешных операций против неаполитанцев при Палестрине и
Веллетри (15 мая) , он принял видное участие в блестящем отражении генерала Удино, атаковавшего Рим 30 апреля.
Удино был вынужден предпринять правильную осаду Рима и, получив сильные подкрепления, взял его штурмом 3
июля. Гарибальди повел свои войска (1550 человек) к северу, чтобы продолжать борьбу с австрийцами,
завладевшими Болоньей, и добраться, если возможно, до Венеции, все еще державшейся против австрийцев.
Оттесненный к восточному берегу и окруженный неприятелем, он был принужден искать спасения на море.
Вскоре он опять высадился, и был подвергнут травле в горах и лесах; во время этих скитаний умерла мать его
детей, всюду сопровождавшая его. Обязанный своим спасением преданности итальянских патриотов, он бежал в
Пьемонт, но здесь его заставили эмигрировать в Северную Америку. В Нью-Йорке Гарибальди сначала работал на
мыловаренном заводе, затем получил место капитана корабля и совершал рейсы по Тихому океану.
В 1854 году Гарибальди вернулся в Европу и поселился на скалистом островке Капрере (близ Сардинии) ,
часть которого им была куплена; здесь он занялся сельским хозяйством. Кавур призвал его на тайное свидание в
Турин и убедил его принять участие в войне, которую Виктор-Эммануил &&&&& готовился предпринять против
Австрии. Несмотря на решительное отвращение, которое питал к Гарибальди и его волонтерам Наполеон III, союзник
Пьемонта, Кавур разрешил ему организовать корпус волонтеров.
25 мая 1859 года Гарибальди, в звании сардинского генерала, перешел со своими “альпийскими егерями”
Тичино и нет без успеха действовал против австрийского генерала Урбана. Возмущенный Виллафранкским миром,
Гарибальди готов был стать во главе экспедиции, которая должна была немедленно произвести нападение на Рим.
Потребовалось личное вмешательство Виктора-Эммануила, чтобы приостановить экспедицию, которая могла бы
возобновить войну с Австрией и уничтожить союз с Наполеоном III. Гарибальди распустил своих товарищей (ноябрь
1859) , советуя им, впрочем, быть всегда наготове и не разоружаться.
Присоединение к Пьемонту Средней Италии и открытие первого северно-итальянского парламента в Турине
должны были быть куплены ценой уступки Франции Ниццы и Савойи. Гарибальди, явившийся в парламент в
качестве депутата от своей родины Ниццы, произнес речь против Кавура, сделавшего его чужестранцем для Италии,
и отказался от звания депутата и генерала сардинской службы. Вслед за тем Гарибальди поспешил на помощь
сицилийским инсургентам.
В ночь на 5 мая 1860 года он захватил два парохода, стоявшее в генуэзской гавани, и с 1200 волонтерами
(знаменитая “тысяча” ) и четырьмя пушками направился к сицилийскому берегу. Высадившись в Марсале, он разбил
при Калатафими неаполитанского генерала Ланди; к Палермо он подошел уже с! 0 000 человек. 30 мая генерал Ланца,
после упорного боя, передал ему город и заключил перемирие. В столице Сицилии Гарибальди прожил около двух
месяцев, управляя ею, как диктатор, от имени Виктора-Эммануила.
Из Италии к нему прибыли сильные подкрепления. Неаполитанцы удержали в своей власти только северо-
восточную окраину острова. 20 июля Гарибальди, оперируя с моря и с суши, атаковал их и разбил Примилаццо.
Мессина, за исключением цитадели, была очищена неаполитанцами. Гарибальди, войска которого доходили теперь
до 18 000 человек, овладел, таким образом, всем островом. Под влиянием “партии действия” , провозглашавшей, что
первая обязанность итальянской нации заключается в присоединении, во что бы то ни стало, Рима и Венеции,
Гарибальди, овладел, таким образом, всем островом. Под влиянием “партии действия” , провозглашавшей, что первая
обязанность итальянской нации заключается в присоединении, во что бы то ни стало, Рима и Венеции, Гарибальди
объявил депутации сицилийцев, что если воссоединение Сицилии с монархией Виктора-Эммануила произойдет
раньше, чем будет обеспечено объединение Италии, он откажется от дальнейших действий и удалится. Эти слова
Гарибальди произвели такое глубокое впечатление, что назначенные им министры подали в отставку. Скоро сам
Гарибальди убедился в необходимости вверить Турину направление дел и признал вице-диктатором пьемонтца
Депретиса, предложенного на этот пост Кавуром.
19 августа, под прикрытием сардинского флота, Гарибальди высадился близ Реджио на материке Италии и
при Монталеоне разбил неаполитанских генералов. Оставив свои войска в Салерно, Гарибальди 7 сентября, в
сопровождении только нескольких офицеров своего штаба, прибыл в Неаполь, из которого Франциск II бежал. В
фортах стоял еще гарнизон в 8 000 человек, но всякая мысль о сопротивлении была оставлена, и Гарибальди
бесстрашно въехал в город среди толпы, восторженно приветствовавшей его. Неаполитанские войска отступили на
Капую, чтобы начать оборонительную борьбу на линии Вольтурна. Между тем гарибальдийцы двинулись дальше на
север, но были оттеснены в Кайяццо. Ободренная этим успехом, неаполитанская армия перешла в наступление.
Гарибальди, вновь принявшему команду над своими войсками, лишь с трудом удалось заставить неприятеля
отступить назад на Капую. Тут ему на помощь пришли войска Виктора-Эммануила, встреча которого с Гарибальди
произошла 26 октября, в окрестностях Теано.
После сдачи Капуи, 2 ноября, Виктор-Эммануил уехал в Неаполь. Гарибальди потребовал, чтобы его
назначили на год полномочным наместником Южной Италии; король ответил резким отказом. Тогда Гарибальди,
отказавшись от всех предложенных ему почестей и наград уехал на Капреру. В июне 1862 года он внезапно появился
в Палермо и призвал своих приверженцев к походу на Рим. Предприятие это подверглось строгому осуждению со
стороны Виктора-Эммануила, и когда Гарибальди высадился с 3 000 волонтеров на материк, он встретился с
войсками короля, у подножия Аспромонти.
Произошел обмен выстрелов, и Гарибальди был ранен в ногу (28 августа) . С ним обходились с таким
вниманием, которое выказывается обыкновенно пленникам царской крови, и когда его рана была излечена (между
прочим, при участии Н. И. Пирогова) , его немедленно освободили из заточения, еще раньше его товарищи получили
амнистию.
Когда вспыхнула война 1866 года, Гарибальди предоставил себя в распоряжение Виктора-Эммануила и был
назначен командующим над двадцатью батальонами волонтеров. Он производил диверсии против австрийского
корпуса, расположенного в южном Тироле, но 3 июля был разбит при озере Гарда, а 15 августа простился со своими
войсками и уехал на Капреру.
Конвенцией, заключенной с Наполеоном в сентябре 1864 года, итальянское правительство обязывалось не
нападать на территорию папы и защищать ее с оружием в руках против всякого нападения, которое будет сделано на
нее извне. Но Гарибальди не отказывался от мысли овладеть Римом собственными силами. Так как приготовления к
походу не могли быть скрыты, то итальянское правительство 23 сентября 1867 года успело арестовать его в
Асиналунго и водворило его обратно на Капреру, но ему удалось проскользнуть на лодке среди итальянских
крейсеров. Он одержал победу над папскими войсками при Монтеротондо, но вслед за тем в папскую область
явились две французские бригады, под начальством генерала Фальи, который 3 ноября разбил Гарибальди при
Ментане.
При Фильине Гарибальди встретился с войсками Виктора-Эммануила, был обезоружен и в качестве
военнопленного отвезен в форт Вариньяно близ Специи, но в конце сентября 1868 года получил разрешение
вернуться на Капреру, где к нему приставлена была стража.
В 1870 году, во время франко-прусской войны, Гарибальди, в сопровождении двух сыновей, явился в Тур к
Гамбетте; ему поручено было начальствование сначала над корпусом волонтеров на северо-восточном театре войны,
а затем и над всей вогезской армией. Деятельность его здесь была безуспешна. Как бы то ни было, усилия Гарибальди
помочь всеми оставленной Франции заслуживали другого приема, нежели оказанного ему национальным собранием
в Бордо. Явясь туда в качестве депутата, он встретил лишь одни оскорбления и сложил с себя депутатские
полномочия.
В 1874 году итальянский парламент вотировал Гарибальди ренту в 100 000 лир, которую он сначала отклонил,
ссылаясь на финансовое расстройство Италии, но в 1876 году, под влиянием семьи, принял.
Последние годы жизни Гарибальди были отравлены физическими страданиями. Он скончался 2 июня 1882
года и был торжественно погребен на Капрере.


Вернуться к оглавлению