Сочинения по литературе
  Биографии писателей / Айтматов
 

Чингиз Айтматов

АЙТМАТОВ, Чингиз Торекулович [12.ХП.1928; место рождения — аул Шекер Кировского района Киргизской ССР] — прозаик, публицист, критик. Пишет на русском и киргизском языках.
Родился на западе Киргизии в долине реки Талас. А. рос в двуязычной среде, родители его окончили русскую школу, мать была учительницей, отец — партработник(в 1937 г.он стал жертвой сталинских репрессий). Детство будущего писателя прошло в доме бабушки, именно благодаря ей так хорошо знал А. киргизский фольклор и народные обычаи. В1948 г. А. окончил ветеринарный техникум, а затем в 1953 — сельскохозяйственный институт.
Публиковаться А. начал в 1952 г. В его ранних рассказах («На богаре», «Сыпаичи», «Белый дождь», «Соперники», «Трудная переправа» и др.) прослеживаются эскизы будущих тем и характеров. Известность принесла А. повесть «Джамиля» (1958), переведенная сразу на несколько языков мира, а последующие за ней произведения 60-х гг. годов: «Верблюжий глаз» (1961), «Тополек мой в красной косынке» (1961), «Первыйучитель» (1963), «Материнское поле »(1963), «Прощай, Гюльсары!» (1966) — закрепили за А. репутацию писателя, в творчестве которого острота проблематики сочетается с усложненной метафоричностью. Тематика прозы А. 60-х гг. тесно связана с Киргизией, судьбы его героев-отражение судеб всего народа. Так учитель Дюйшен («Первый учитель ») в глухом киргизском селе первым стал учить детей грамоте, лучшую свою ученицу Алтынай спас от хищников-сватов, едва не заплатив за это собственной жизнью. Судьба табунщика и чабана Танабая Бакаева («Прощай, Гюльсары!») тесно переплетается с судьбой целого поколения, пережившего ужасы коллективизации, Отечественную войну, тяготы послевоенных лет. Танабай прожил свою жизнь как умел: воодушевленный идеями общей борьбы за новую жизнь, считал колхоз своим кровным детищем, настоял на раскулачивании и высылке своего брата, чтобы не подумал кто, что для него родственные чувства выше принципов; восставал против бюрократов, рвачей и подхалимов в послевоенные годы и в конце концов стал заложником времени, жертвой партийных демагогов и карьеристов-хозяйственников. Трагедия Танабая раскрыта на широком эпическом фоне, а образ иноходца Гюльсары, данный в контексте судьбы Танабая, становится метафорой человеческой жизни.
В 70-е гг. в прозе А. намечаются новые тенденции. Глубина и сложность нравственно-философского осмысления действительности приводит к усилению в творчестве писателя роли мифа, притчи, легенды. Такова написанная в 1970 г. повесть-притча «Белый пароход» («После сказки»). Главные герой произведения — семилетний Мальчик, живущий со своим дедом Момуном на глухом лесном кордоне в Сан-Ташской пади. На кордоне работают еще три семьи, но Мальчик — единственный ребенок среди взрослых. Родители его давно развелись, мать с новой семьей живет в городе, работает на фабрике, и у отца другая семья, он ходит в плавание, и мальчик думает, что его отец служит матросом на красивом белом пароходе, который ходит по озеру Иссык-Куль. Герой А. живет как бы в двух измерениях — реальном и вымышленном. Реальный мир воспринимается им как жестокий, грубый и несправедливый. В этом мире властвует объездчик Орозкул, тесть Момуна. Грубый и наглый бездельник, ничтожный во всех отношениях, он чувствует здесь себя полновластным хозяином. Он не только «ступает по-хозяйски » и одевается, как районное начальство, в «вельветовый китель », не только «кричит», «рычит», «командуетвсеми», но считает себя вправе оскорбить старика, унизить женщину, обидеть ребенка. Он упивается своей властью, но хочет еще большего: «Ух, нет у меня большей власти, не таких бы скрутил в бараний рог!.. Дали бы мне хоть бы колхоз или совхоз. Я бы уж порядок навел. Распустили народ... Дураки, власти недостойные!..» Дед Момун ни в чем не может перечить Орозку-лу, но старается оградить от его влияния внука и хоть чем-то скрасить одинокую жизнь Мальчика. Строит ему запруду, чтобы можно было без опаски купаться в быстрой горной речке: «Смешной, тощий, с реденькой своей бородкой, в мокрых, облипших на теле штанах, целый день возился он с этой запрудой. А вечером лежал пластом, кашлял, и поясницу было не разогнуть ». Он покупает Мальчику портфель, рассказывает ему сказки: смешные — про мальчика Чыпалак и серьезные -про Рогатую Мать-Олениху, ведь сам Момун происходит из племени Бугу, прародительницей которого она считалась. Момун старается воспитать в мальчике любовь к природе, научить его жить по законам совести и чтить «память рода своего». Именно благодаря деду Мальчик твердо усвоил, что каждый человек должен знать имена своих семерых предков — «если люди не будут помнить отцов, то они испортятся ».
Сам Момун — вечный труженик и хлопотун (не случайно прозвали его расторопным) — многое умеет в жизни: «Плотничал, шорничал. .. Когда помоложе был, такие скирды в колхозе ставил, что жалко было их разбирать зимой. .. В войну труд армейцем в Магнитогорске заводские стены клал, стахановцем величали. Вернулся, дома рубил на кордоне, лесом занимался. ..» Но не умеет он заставить других уважать себя. Его позиция — не мешать, не обидеть, услужить, чем удастся, поэтому бороться со злом и несправедливостью он не может. Мальчик, понимая несовершенство мира, в котором он живет, пытается создать себе другой мир, прекрасный, гармоничный и добрый. В этом сказочном мире можно общаться с окрестными валунами: «лежачим верблюдом», «седлом», «волком»и «танком»-самым любимым, лежащим у реки; с растениями, которые, как и валуны, живые, и среди них есть и «смелые », и «боязливые », и «любимые ». В этом мире можно разговаривать не только с самим собой, но и с дедовой фуражкой или биноклем, которым Момуна премировали на работе, и, наконец, замечательным новеньким портфелем. Можно увидеть с Караульной горы белый пароход и помечтать о том, как, превратившись в волшебную рыбу, будешь плавать по озеру и, когда отец-матрос выловит рыбу сетью, на палубе белого парохода вновь станешь Мальчиком.
Но однажды настал день, когда жестокая реальность разрушила сказку. Мальчик знает, что белые маралы, увиденные Момуном на перевале, пришли вовсе не из другого заповедника. Это Рогатая Мать-Олениха вернулась, чтобы помочь ему, как когда-то помогла она другим детям. Но, побуждаемый злой волей Орозкула, терзаемый страхом за судьбу внука, посягнув на «память предков, на совесть и заветы свои », Момун идет охотиться на маралов. Он убивает олениху, и оба мира мальчика рушатся одновременно. Когда утром пьяный сосед Сейдахмат показывает Мальчику, как готовится угощение для гостей Орозкула, и ребенок видит тушу убитой Матери-Оле-нихи, отрубленную ее голову, валяющегося во дворе мертвецки пьяного деда, его душа не может больше вынести жестокости и насилия. Он должен превратиться в рыбу и уйти из этого мира. Мальчик вступает в воду и уходит, до конца оставаясь верным себе и своим идеалам.
Столкновение двух систем нравственности, определившее конфликт произведения, приобретают в повести общечеловеческий смысл. Рогатая Мать-Олениха, воплощение божественной доброты, и Мальчик, один из ее сыновей, воплощение доброты земной, гибнут под натиском злой силы, которой не могут противостоять. Не прервется ли история всего рода человеческого, если из мира уйдут добро, обвиненного учителя Абдулатипа, печальную и светлую любовь свою к Зарипе, жене Абдулатипа. Вспоминает Едигей и историю жизни Каранара, своего верблюда, самого сильного и быстроходного во всех Сарокезах. Невеселые думы героя переключаются и на события дня сегодняшнего: он видит, как постарела от многотрудной жизни жена его Укубала, как нескладно сложилась жизнь у дочери покойного Казангапа и сколь не соответствует нормам народной нравственности поступки сына его Сабитжана. Но самое горькое то, что Едигею не удается выполнить просьбу друга — все подходы к Ана-Бейт перегорожены колючей проволокой. Оказывается, что кладбище решили снести и на его месте построить поселок. И тогда Едигей хоронит друга в степи, где плакала когда-то о сыне Найман-Апа, мать Манкурта. О ней и рассказывается на втором сюжетном уровне — мифологическом.
Легенда о Манкурте — лейтмотив романа, связывающий все сюжетные линии произведения. Манкурт означает «лишенный памяти ». Манкуртами делали людей чужеземцы, захватившие когда-то в далекие времена саро-кезские степи. Гладко выбритые головы своих пленников покрывали они распаренной верблюжьей кожей, она сжимала головы несчастных страшным обручем. Пленник либо умирал в нечеловеческих муках, либо становился «нечеловеком », ибо не помнил ни рода своего, ни обычаев своих, а только механически выполнял приказания хозяина. Один из таких манкуртов убил свою мать, отыскавшую его в плену и умолявшую вернуться домой. Белый платок, упавший с головы Найман-Апы, превратился в птицу Доненбай.
Легенда о манкурте кажется у А. на удивление современной: преступные манкурты, забывшие о своем прошлом, не помнящие родства, живут среди героев романа. Среди них и мирные обыватели, такие, как Сабитжан, отказавшийся исполнять волю покойного — своего отца, и начальник космодрома, готовый уничтожить древнейшую святыню сарокезов, и глава государства, злой волей которого были погублены миллионы человеческих жизней.
Тема контакта с внеземной цивилизацией вынесена А. на третий сюжетный уровень научно-фантастический. Эта тема еще ярче акцентирует мысль писателя о том, как необходимо вернуть современной жизни ее изначальный смысл, как важно соединить прошлое и настоящее, чтобы будущее не стало иллюстрацией к страшной древней легенде.
Роман А. «Плаха», написанный шесть лет спустя, в 1986 г., становится попыткой писателя представить состояние современного мира как предапокалипсическое. Символично название произведения: плаха — это и место казни, и восхождение через муки и страдания смертные к высшей нравственности и духовности, и будущая участь человечества, бездумно уничтожающего все живое на земле. «Плаха » — произведение многопроблемное. Автора волнуют и вечные вопросы бытия (добро и зло, вера и безверие, преступление и наказание) и проблемы, ставшие приметой современности, — наркомания, алкоголизм, браконьерство, бюрократия и т.д. Писатель избирает трехчастную повествовательную структуру, причем каждая из частей романа имеет свой сюжет, своих героев, но все вместе они образуют единое взаимосвязанное целое.
История испытаний изгнанного за ересь из семинарии Авдия Каллистратова становится одной из главных сюжетных линий романа. Герой А. ищет новую религию, способную изменить современный мир, погрязший в грехах и суетных заботах дня сегодняшнего, он выдвигает идею нового Бога: «Бога-современника », соответствующего требованиям времени. Но никакой Бог, ни старый, ни новый, не нужен сейчас тем, кто живет на земле. Сборщики анаши, браконьеры, расстреливающие сайгаков, потерявшие человеческий облик алкоголики распнут сегодня любого, кто станет у них на пути. Трагическая гибель Авдия, распятого на терновом дереве, — свидетельство того, что Слово оказывается слишком слабым оружием в борьбе за справедливость. История семьи волков Акбары и Ташчай-нара, олицетворяющих в романе весь природный мир, занимает важное место в философской концепции произведения и составляет основу второго сюжета. Трижды потерявшие свое потомство, волки не могут выполнить миссию, предназначенную им природой, и, по закону бумеранга, зло, причиненное природе, возвращается человеку. Но обрушивается оно не на преступников, причастных к гибели Моюн-кумской пустыни, а на одного из самых достойных и порядочных — на чабана Бостона Уркунчиева. И этим автор усиливает тему трагедийности человеческого бытия.
История Бостона призвана логически завершить изображенную в романе страшную цепь преступлений над миром природы и человеческими душами. Потерявшая своих детей Акбара уносит сына Бостона, Кенджсина, приняв его за волчонка, и Бостон, стреляя в волчицу, убивает сына. «Вот и конец света », -думает герой, но это только начало конца. Наказав Базарбая, истинного виновника трагедии, Бостон не чувствует облегчения. Убив человека, он сам становится частицей зла, рассеянного в мире, и поэтому у него теперь только один путь — в манящие воды Иссык — Куля.
«Плаха » трудно поддается жанровому определению: в романе А. причудливо переплелись повесть, публицистический трактат, киргизский эпос, притча, апокриф. Этот синтез и обуславливает специфику повествования А.
Перу А. принадлежат и другие произведения: повесть «Ранние журавли» (1975), пьеса «Восхождение на Фудзияму », роман «Тавро Кассандры» (1994). Считается, что А. — один из самых читаемых авторов XX столетия в нашей стране.
Е. В. Секачева "Русская литература"

Вернуться к оглавлению