Сочинения по литературе
 

Мышление – верх блаженства и радость жизни


«Я мыслю — следовательно, я существую», — сказал французский философ Р. Декарт. Действительно, мышление — это то, что отличает человека от животного, то, что определяет жизнь человека, его отношение к окружающему. Не мысля, человек не в состоянии ориентироваться в мире, выбирать между добром и злом, строить свои отношения с другими людьми.
Но быть мыслящим человеком нелегко. «Горе от ума», — так назвал свою бессмертную комедию А. С. Грибоедов. Эти слова относятся, прежде всего, к ее главному герою — Чацкому. Чацкий действительно отличается от других персонажей тем, что он мыслит самостоятельно и свое мнение высказывает вслух:
Дома новы, но предрассудки стары.
Порадуйтесь, не истребят
Ни годы их, ни моды, ни пожары...
А судьи кто? За древностию лет
К свободной жизни их вражда непримирима...
Чацкому неприятно видеть лицемерие и ложь, дух «пустого, робкого, слепого подражанья, которые царят в фамусовском обществе. Свое неприятие он высказывает прямо в глаза окружающим, ни с чем не сообразуясь.
К чему же это приводит? Чацкий остается совершенно один, умный человек объявлен сумасшедшим. Его мысли, страдания остаются непонятыми. Так что же, лучше не мыслить? Вряд ли. И сравнение Чацкого с другими героями комедии подтверждает это. Все они в той или иной степени притворяются, прячут свои подлинные чувства (как Софья, тайком встречающаяся с Молчалиным, и постепенно превращаются в «старух зловещих, стариков, дряхлеющих над выдумками, вздором». Чацкий же — единственный среди них — живет в полном смысле этого слова. Он ошибается, он страдает — но это плата за то, чтобы быть живым, чтобы самому искать истину.
Поиск истины — главное в любимых героях Л. Толстого. И Пьер Безухов, и Андрей Болконский — герои прежде всего мыслящие, и хотя оба они проходят через тяжкие жизненные испытания, вряд ли бы они поменялись судьбами, например, с Анатолем или Бергом.
Прежде всего, мыслящий человек растет, меняется. Так, Пьер Безухов в начале романа — безвольный молодой человек, постоянно нуждающийся в чьем-то руководстве и потому попадающий под разные влияния: то князя Андрея, то компании Анато-ля Курагина, то князя Василия. Его взгляды на жизнь еще твердо не установились. Он возвращается из Франции, охваченный идеями французской революции, Наполеон для него — герой. Женившись на Элен, он «предавался разврату и лени». И, чувствуя глубокую неудовлетворенность, принимает учение масонов, в котором, в конце концов, тоже разочаровывается, однако впитывает из этого учения глубокую веру в Бога. Постепенно он приходит к главной истине — «сопрягать надо», сопрягать свою жизнь с общей жизнью.
Князь Андрей с самого начала знает, к чему стремится — он жаждет «своего Тулона», славы, власти, и Наполеон для него идеал. Глядя на небо Аустерлица, он познает суетность всех этих стремлений и, познав горечь измены, испытывая предсмертные страдания, постигает истину христианской любви: «Сострадание, любовь к братьям, к любящим, любовь к ненавидящим нас, любовь к врагам — да, та любовь, которую проповедовал Бог на земле... и которой я не понимал».
Судьбы Андрея Болконского и Пьера Безухова убедительно показывают, что только тот, кто мыслит самостоятельно, способен по-настоящему ощутить общечеловеческие истины. Только обогащаясь индивидуальным опытом, общее существует не как отвлеченность, а как живая реальность. В XX веке эту закономерность воссоздал выдающийся писатель А. Платонов. Герои А. Платонова озабочены поиском «смысла общего существования», составлением «плана общей жизни». Пытливая человеческая мысль проникает в самые заповедные уголки мира, решает самые важные вопросы. Деревенский мечтатель Маркун в одноименном рассказе бьется по ночам над устройством «вечного двигателя». Но Маркун не только изобретатель, но — философ, который смог понять смысл человеческой жизни. Маркун разглядел истинное предназначение каждого. Его изобретение не имеет смысла, пока люди не станут жить друг для друга, любить ближнего, быть единым целым и в радости, и в горе.
Итак, мышление — основа человеческой личности. Думать самостоятельно часто бывает трудно, еще труднее быть понятым окружающими. Однако каждая собственная мысль, каждый самостоятельный поступок — шаг вперед по длинной лестнице духовного самосовершенствования.

Это сочинение можно распечатать или просто почитать.


Вернуться к оглавлению